Эмоции и общество

Оцените материал
(0 голосов)
Рафаэль Муксинов Рафаэль Муксинов

Как известно, природа человека двойственная: это существо не только  способное к мышлению, но и чувствующее. Без человеческих эмоций и страстей, как говорил  известный классик, не бывает поиска истины.

Основатель современной социологии русско-американский ученый П.Сорокин в прошлом веке писал о чувственной модели мироустройства и предсказал ее распад. Совсем недавно Папа римский говорил о глобализации равнодушия к бедам человечества. Политологи с горечью пишут о том, что слишком многие политики грешат тем, что занимаются пропагандой войны, культивируют в своих странах и за их пределами страх, злобу, ненависть, недоверие, вражду, а также о крепко спящем спасительном стыде и массовом пробуждении экстремистски-радикальных настроений.

Согласно теории итальянца Доминика Муази, современная эпоха – во многом эпоха конфликта эмоций. Исследователь считает, что многие страны охватила и расколола культура страха, ряд стран попал в ловушку культуры унижения, некоторые страны черпают силы в культуре надежды. Д. Муази  исходит из того, что нельзя утверждать, что для каждого региона или страны характерен лишь один тип эмоций. Как правило, наблюдаются все три, которые имеют свою динамику развития, как-то соотносятся и взаимодействуют между собой.

Общеевропейские страхи по Д.Муази
1.Европейцы опасаются отстать в экономике: для многих глобализация стала синонимом дестабилизации и безработицы. Недавно Всемирный банк обнародовал экономический прогноз на 2016 год и назвал его «рискованным», а 2015 год - «разочаровывающим годом для мировой экономики».

2. Страх демографического спада  и экологической катастрофы, связанной с изменением климата.

3. Боязнь оказаться в наводненной неимущими эмигрантами и беженцами стране.

4. Опасения, связанные с вероятностью стать  жертвой терактов.

5. Их преследуют опасения, что Европа из центра культуры и влияния превратится в музей  для туристов и пенсионеров наподобие Венеции.

6. Они боятся зависимости от внешних сил  (США, Европейской комиссии и т.д.).

7.У них усиливается ощущение того, что они больше не хозяева своих территорий, что они утратили  суверенитет, уверенность и идентичность.

Культура унижения
В ловушке культуры унижения  оказались огромные массы людей! Бедный и безработный - всегда униженный! Поскольку число несправедливо  решаемых  проблем национальных меньшинств только накапливается, они  тоже - униженные! Насилие над  умами и душами инакомыслящих и несогласных с мнением властей – унижение! Ставка на силу, слежку и принуждение - унижает!  Наклеивание ярлыков предателей на  сотни тысяч людей, которые  от безысходности  покинули родину – глубоко оскорбляет и унижает! Причисление к пятой колоне, агентам  Москвы или Варшавы людей, требующих соблюдения брюссельских стандартов в отношении прав национальных меньшинств - это  унижение для русских и поляков Литвы!

Культура унижения получает все большее распространение.   Последствия унижений очень  серьезны: они никогда не забываются и обладают свойством трансформироваться в отложенное законное возмущение. Крайний вариант - перерастание культуры унижения в культуру ненависти! Запас социальной прочности не бесконечен!  Рано или поздно  люди  стряхнут с себя покров унижения, не будут мириться с высокомерием и трусостью слабых, но властвующих, не согласятся жить в непрерывно вздернутом состоянии, не смирятся с положением  человеческого  биомусора или биомассы, вечно стоящей на четвереньках. Не согласятся с тем, что бесценное время их жизни – это время секонд хэнд. Граждане давно усвоили, что у политиков нет права на абсолютное доминирование и идейный диктат, призванные затушевать собственное бессилие и неспособность решать проблемы достойной жизни людей.

Культура надежды
Эту культуру  можем наблюдать в странах, которые думают и работают на свое будущее.

Современный Пекин сконцентрировал свое внимание на экономическом развитии и избегает конфликтов, что принесло ему как материальные выгоды, так и уважение мирового сообщества.

Японцы прекрасно понимают, что ухудшение отношений с  великим соседом (Китаем) может привести ко многим политическим и экономическим потерям, поэтому не перегибают палку.

Создается впечатление, что культура надежды пускает все более глубокие корни  в Латвии и Эстонии. Во всяком случае, там строят более прагматичные отношения с соседями.

25 лет назад и Литва была носителем больших надежд. Тогда у народа разжигались ожидания непосильных чудес, которые и не снились социалистам-утопистам всех времен и народов. Однако большие дозы жизненных проблем быстро избавили людей от социальных иллюзий и несбыточных мечтаний…

Конечно, культура надежды  в современном быстро меняющемся мире  хрупка и может рухнуть в одночасье в любой стране, как карточный домик…

Что делать?
Для сохранения и укрепления культуры Надежды, прежде всего, необходимо осознать природу угрозы, которые несут в себе культуры Страха и Унижения. Отрицать эти угрозы и бороться с ними, используя неверные методы, одинаково губительно!

Представляется совершенно очевидным, что многие опасности для страны исходят от нее самой. А.Тойнби в свое время высказал серьезное предположение: «Народы гибнут не от внешних, а от внутренних причин».

Власть слабо знает общество, которым правит. Она  сама создает  внешние картинки этого общества и верит в них! Имеющиеся скудные знания стереотипы маловразумительны, несистемны, мифологичны. Отсюда упрощенные картинки! Более того, используемые  смыслы оказались искаженными, фальсифицированными, обветшалыми.

Политика запретов и репрессивная сила в чистом виде не являются решением. Все фундаментальные и по-настоящему прогрессивные процессы, взращивающие культуру Надежды, есть результат развития   знания, мира, нравственности, демократии, солидарности, кооперации и любви, а не ненависти, мстительности, злопамятства, зверства и сумасшедшей борьбы.

Родина - не пастбище для политиканов, создавших для себя мир класса «люкс», защищающих свои пищевые цепочки и дутые рейтинги, абсолютно бессмысленные с точки зрения интересов народа и государства. Власть должна обладать способностью и желанием воспринимать мнения и настроения общества. В США, например, при Рузвельте письма граждан оказались очень важным инструментом корректировки экономического и политического курса государства.

 Подлинная независимость – самостоятельная внутренняя и внешняя политика. Много лет назад Рене Генон тонко подметил: «Искусная хитрость тех, кто в действительности контролирует современный мир, состоит в  способности убедить народы, что они сами правят собой». .Но убеждены ли в этом современные народы!?

Думающие люди исходят  из убеждения, что главные коллизии человеческой истории лежат в моральной плоскости. В ХХ веке еще как-то аппелировали к этической проблематике хотя бы на уровне риторики. Теперь и этого нет! Понятно, что жить правильно и праведно во все времена было нерентабельно, но по-другому - конец! Долой культуру Лжи! Да здравствует моральная революция и духовное возрождение!

Любая полноценная национальная культура опирается на позитивные основания, она не боится и не отрицает другие языки и культуры, не находится в вечном поиске врагов. Силе и правоте приличествует спокойствие. Запретительство - это сила слабых, месть бессильных.

Наши различия – не дезинтаграционный фактор, а залог единства и согласия. Знаменитый принцип конфуцианства гласит: «Сохраняйте гармонию, невзирая на различия!». Ему вторит девиз Европейского Союза: «Согласие в многообразии».

Все вышесказанное, собственно говоря, представляет  собой важнейшие, на наш взгляд, не только условия укрепления  культуры Надежды, но и позитивным психологическим прогнозом на будущее. В противном случае может оказаться верным прогноз-опасение П.Сорокина: «Дряхлые, бесчеловечные правительства вместо хлеба будут давать народам бомбы, вместо свободы –  нести смерть, вместо закона – насилие, вместо созидания – разрушение».

Муксинов Рафаэль

Добавить комментарий

 

 

Место для Вашей рекламы
300x100px
Место для Вашей рекламы
300x250px
Lietuva 24Litwa 24Литва 24Lithuania 24